«
»
24
Фев

Одержимая бесами

Одержимая бесами

События эти произошли у нас в поселке в конце шестидесятых, так что многие жители были или их свидетелями, или непосредственными участниками. Я же узнала обо всем, что называется, из первых уст — от своего старого знакомого Михаила Петровича, с ним-то весь этот кошмар и приключился.

В тот день я была на ферме, на обеденной дойке. Подошел Михаил, замотанный, подавленный, устало сказал:

— Вот, Нина, из Жуковки еду. В прокуратуру вызывали. Судить, наверно, будут.
— За что?
— За осквернение могилы…

Михаила все село знало как мужика честного, порядочного, трудолюбивого. Ветеран войны, уважаемый человек. Всю жизнь как пчелка: плотничал в колхозной бригаде, землю пахал. И дома все хозяйство на нем только и держалось — жена его, Елена, женщина добрая, душевная, здоровьем не отличалась, болела часто. Дочка их единственная, Маринка, к тому времени уже выросла, в город уехала — и о ней сердце болело, помогать-то надо. Так что забот с годами у Петровича не убавлялось, а лишь прибавлялось — успевай крутись. И тут такое: суд, осквернение могилы… Чепуха какая-то…

Оказалось, не чепуха. Михаил потом, вспоминая случившееся, говорил, что всю войну прошел, столько всего навидался, но так страшно ему не было никогда — волосы на голове шевелились.

А случилось следующее. В один из субботних дней Марина, как обычно, приехала навестить родителей. После ужина Елена прилегла на кровать — ей снова нездоровилось, а дочь с отцом занялись каждый своим делом: Марина посуду мыла, Петрович что-то мастерил. Вдруг слышат — шум, грохот какой-то. Вбежали в горницу, смотрят: мать лежит на полу, живот вздулся шаром, словно его кто накачал, рот открывает, силится что-то сказать, но не может — язык как каменный.

А откуда-то изнутри, из огромного живота, доносятся крики. Мужские голоса орут, визжат, друг друга перебивают, свои имена выкрикивают. Говорят, мол, двенадцать нас тут, нечистых. Свекровь нас «под шумом» (то есть под мельничным колесом) зачерпнула, на левом мизинце принесла и в утробу к Ленке поселила. Мы Ленку жалели, девочку ей позволили родить, а вот мальчонку не хотели — ручки-ножки ему съели… (И ведь правда, носила Елена второго ребенка, но родился он мертвым, причем без рук и ног.)

Михаил с Маринкой от страха остолбенели — и слова вымолвить не могут. Петрович первым опомнился — и к соседям: «Люди добрые, помогите!» Прибежали соседи, глянули:

— Ой, милые, бабку вам надо, да посильнее. Не иначе порча это какая-то…
Жила у нас на краю поселка знающая бабка, так до нее километра два, если не больше.


Оцените статью:
Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (1 оценок, средняя: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Поделись новостью с друзьями!


Екатерина Романова

Об авторе Екатерина Романова

журналист с большим стажем работы в газетах и журналах России. После того, как в ее жизни произошли поистине мистические перемены, увлеклась изучением паранормальных явлений.
    © Copyright 2012-2017  За гранью. ИгуанМедиа.