«
»
24
Фев

Одержимая бесами

Одержимая

Петрович с мужиками давай колхозного коня запрягать — да куда там, то ли конь заворожен, то ли телега, — шуму, суеты, криков много, а повозка как стояла, так и стоит! Сосед Иван, механизатор, вскочил в свой трактор, завел мотор — ждите, сейчас бабку привезу! Приехавшая бабка перво-наперво велела вьюшку (печную задвижку, дымоход перекрывающую) открыть, а затем с молитвами к Лене подошла. Долго молилась, святой водой на Лену брызгала. Голоса угрозы выкрикивают, стонут, завывают, что волки в лунную ночь. С Елены пот ручьем льется.

Однако подействовали молитвы — уходить стали нечистые. Десять вышли, и каждый с воем, с руганью, от которой и мужики краснели… (Петрович потом говорил: да на войне солдаты так в мерзлых окопах не матерились…) А двое остались. То Романом, то Петром называются, хохочут и все твердят: «Не ты нас сюда поместила, не тебе и выгонять, силенки не хватит. Скорее Ленка помрет…» А Елена уже белая как полотно.

Бабка Евдокия, видать, и вправду сильная была. Сама уже лицом как мел, одну молитву за другой читает («Да такие, что и не слыхал никогда. Да много ли я молитв на своем веку слышал, ни в сон, ни в чох, ни в птичий грай не верил», — рассказывал Петрович), святую воду на полуживую Елену льет. Твари криком кричат, собаками воют, медведем ревут: «Оставь ты нас, отступись, старая хрычовка…» Ветер по хате ходит, стены дрожат, стекла оконные лопаться начали…

Не отступается бабка Евдокия, читает молитвы.

— Что вам нужно, нечисти, чтоб вы ушли?

— Уйдем, когда у свекрови возьмете, принесете и в печи сожжете левый мизинец и копчик… А свекровь уже лет семь как на кладбище… «Иди, милок, и в полночь раскапывай могилку», — сказала бабка.

Что было делать Михаилу? Дочь Маринка ни жива ни мертва — бабы в сенцах водой отливают. А Елена лежит — губы посинели, дышит — не дышит, вроде еще дышит… Матери-то уже все равно, живых спасать надо. Вышел на крыльцо, утер пот со лба:

— Ну что, мужики, слышали? Пойдете со мной на кладбище? А нет, так я и один пойду…

Взял лопату, ломик и пошел. Соседи Петровича мужики не из боязливых — перекрестились и следом.

До суда да тюрьмы не дошло. Прокуратура передала дело Михаила Петровича в товарищеский суд по месту жительства. Лектор из города приезжал, много затейливых слов в сельском клубе говорил: про сложную международную обстановку, про нервные расстройства, истерические припадки, про чревовещание… — всего не упомнишь. Михаила на все лады срамил. Но из песни слов не выкинешь — Елена после всех этих злоключений болеть перестала и даже устроилась, как в молодости, на ферму дояркой. А за Михаила на товарищеском суде весь поселок встал — оправдали мужика.

Записала Екатерина РОМАНОВА.


Оцените статью:
Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (1 оценок, средняя: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Поделись новостью с друзьями!


Екатерина Романова

Об авторе Екатерина Романова

журналист с большим стажем работы в газетах и журналах России. После того, как в ее жизни произошли поистине мистические перемены, увлеклась изучением паранормальных явлений.
    © Copyright 2012-2018  За гранью. ИгуанМедиа.